ПОИСК:

Статьи


Я знаю как найти хозяина земли

Темы нескончаемых экономических полемик по поводу вывода страны из затяжной кризисной ситуации подразделяются на актуальные и неактуальные. Тема реформирования сельского хозяйства все время оттесняется на задний план. Вот о базовых отраслях и о необходимости их развития говорят постоянно, несмотря на то, что большинство тех, что все еще считаются в Украине базовыми, давно перешли в разряд отстающих и, может быть, навсегда. Продукция их по материалоемкости превышает средние показатели в 1,7 раза, по энергопотреблению в 2,2.

Большие проблемы назрели в угольной промышленности. Как раз сейчас государство переживает очередной переход угольной проблематики в разряд острых и требующих разрешения: крупномасштабная забастовка шахтеров, лихорадочный поиск выхода из ситуации, который ведут Кабмин и парламент. Шахтерам помочь необходимо. Но все думают, что угольную отрасль надо спасать, развивая, и не учитывают того, что ее кризис носит характер объективный. Себестоимость добычи из года в год возрастает: истощаются лавы, увеличивается длина штреков и т.д. И если б мы платили за уголь истинную цену, то имели бы непродаваемый товар. Потому без конца дотируем.

Часто приходится слышать, что уголь дотируют во всем мире. Неверно. В США этого нет. В Германии, Англии, Франции затраты на угольную отрасль сведены до минимума, да и сама она резко сузила свои границы. В Германии до войны было 300 шахт, сейчас 46 – ресурсы выработаны.

Везде угольная промышленность пережила кризис. Это надо понять и остановиться на решении: что производить или как производить. Конечно же, как. Это в первую очередь связано с кадрами: не в том вопрос, где они работают, а в том, чтобы труд их был востребован, давал гарантию постоянного дохода, и мы жили в условиях общей занятости.

Нужна радикальная экономическая реформа, и одним из главных ее направлений должно стать сельское хозяйство. В Украине четверть мировых запасов чернозема, она объективно может стать крупнейшей сельскохозяйственной страной. Есть много государств, которые бедны природными ресурсами, но богаты доходами: Швеция, Финляндия, Норвегия, Исландия. Девяносто восемь процентов территории Исландии покрыты льдами, а она занимает 10-е место в мире по уровню жизни (на 9-м Америка), добывая, перерабатывая и продавая рыбу. И это дает населению высокий доход.

Высшее руководство нашей страны должно сформулировать философию экономических преобразований таким образом, чтобы Украина начала продвижение к завоеванию своего места на международном рынке разделения труда. Раз хорошей земли много, то есть все шансы войти в лидирующую группу мировых производителей продуктов питания. Пока же наш «потенциальный мировой производитель», имея возможность кормить 600 миллионов жителей планеты, с трудом прокармливает 51, получая на великолепных черноземах максимум по 17-24 центнера зерновых с гектара, тогда как в США и Канаде 70 центнеров – норма и занято в сельском хозяйстве 3 процента (США) населения, в то время как у нас – 22,2.

Уклад жизни, сложившийся в хозяйствовании на земле, надо менять. Колхозы вовсе не были завоеванием социализма. Фактически они существовали на территории России, Украины более тысячи лет – это то же феодально-помещичье землевладение, и аналогия между председателем колхоза и помещиком просматривается ясно. Лишь однажды в истории России была сделана попытка ломки древнего уклада, когда пошли реформы, связанные с именем Петра Аркадьевича Столыпина. Крестьяне бесплатно получали наделы и выходили из общины. В стране был создан земельный банк. Он принимал землю в залог, и с его появлением началось кредитование крестьянских хозяйств. Постоянное кредитование в первый раз за всю историю России позволило начать инвестирование села.

Выросла энерговооруженность труда, резко увеличилось плодородие земель. В духовной жизни произошла настоящая революция: дети безграмотных крестьян шли учиться в школы, гимназии, университеты. Реформы были проведены частично, но с большой результативностью. Так как до 1917 года процесс этот остановить было нельзя, в России образовались сотни тысяч кулацких хозяйств, и держава стала мировым производителем товарного зерна, практически завладев рынком сбыта в Западной Европе.

Сейчас, в конце ХХ века, нужно, наконец, провести реформы Столыпина. Чувствую, тут у меня появится много оппонентов: люди, мол, не захотят брать землю. Люди всегда против реформ: по старинке жить удобнее. Но если человек не меняется, не развивается и сфера производства, в которой он задействован. И не было бы вреда, если б тут власть применила волевые подходы. Ведь экономическая аксиома такова: все реформы начинаются с сельского хозяйства.

Селянам мешает не только боязнь перемен, но и лень, и привычка к воровству. Насчет воровства, кстати, пусть не обижаются. Почему свиноводство у нас хронически убыточно? Потому что 40 процентов комбикормов всегда разворовывалось. А государство воровство дотировало.

Впрочем, часть селян – пусть они пока в меньшинстве – хочет получить землю в частное пользование. Экономическое чутье их не подводит: в городе, где частная собственность на землю уже введена, жизненный уровень выше. Если желание меньшинства будет учтено, это станет социально значимым для всего общества. В США всего 3 процента населения заняты в сельском хозяйстве, но они кормят 250 миллионов своих сограждан и 150 миллионов за рубежом.

«Умники» скажут: а чем земельные частники работать будут? Отвечаю: вместе с частной собственностью на землю возникает и возможность закладывать ее. И получать кредиты, и приобретать технику, ГСМ, удобрения, семена… Земельные банки возникнут сразу же. Вспомним: никогда (кроме периода столыпинских реформ) не существовало у нас постоянного инвестирования, кредитования земли.

Допустим, механизм заработал. Что дальше? Быстрое формирование среднего класса – класса-созидателя материальных ценностей. Частное владение землей важно не столько для тех, кто будет ею владеть, сколько для общества в целом. Повышение плодородия земли, увеличение урожайности…

Земельная реформа, земельный Кодекс, предусматривающие превращение земли в товар, стране необходимы. Частная собственность на землю позволит увеличить количество товара в государстве в 20 раз. Товара больше, а количество денег остается неизменным – значит, национальная денежная единица укрепляется.

Что может дать старт этому процессу? Закон Украины «О земле», положения которого должны распространяться и на село, и на город. Предвижу вопросы: а не уничтожит ли этот закон КСП, а не завладеет ли украинской землей иностранный капитал? Коллективные хозяйства существовать должны, находясь в соревновательном процессе с частными крестьянскими. Что же касается иностранного капитала, то в больших масштабах национальную землю ему никто не отдаст. Это первое. И второе: он сам этого не захочет, потому что во всем мире с рентабельностью ниже 15 процентов никто не изъявляет желание работать, а средняя рентабельность сельского хозяйства – 7 процентов.

Да, для многих в Украине тема частной собственности на землю крайне непопулярна. И состав нынешней Верховной Рады, к сожалению, таков, что если закон о частной собственности на землю и будет вынесен на рассмотрение, то, скорее всего, утвержден не будет. Большую полемику вокруг этого вопроса организуют представители компартии, соцпартии, селянской партии, «Громады», для которых положение «земля является товаром» неприемлемо.

Но именно в глубине непопулярной темы кроется выход из нищеты. И заключается он в поиске и нахождении хозяина земли. Я знаю, где и как найти Хозяина земли. Потому работаю над проектом закона «О земле» вместе с юристами из Украинской Лиги сельскохозяйственных предпринимателей. Когда разработка проекта завершится, сделаю все зависящее от меня, как от народного депутата, чтобы он был принят к рассмотрению.

Н.Ф. Песоцкий

июль, 1998 г.





13.08.2018
Кем быть?
24.08.2017
КЕМ БЫТЬ?
 
Copyright © 2004-2005
Н.Ф. Песоцкий
Разработка © Reklama.LG.UA
Система © Sanitarium
Главная   ¤   Общественная деятельность
Выступления и интервью   ¤   Статьи   ¤   Книги
Открытый разговор   ¤   Ссылки
META - Украина. Украинская поисковая система