ПОИСК:

Статьи


Будем ли с хлебом?

Конец страды приплюсовал к извечным нашим бедам и заботам еще одну - будем ли с хлебом? Пусть строгие колонки цифр лягут перед нами во всей полноте своей лишь осенью, уже сейчас можно сказать - с однажды избранного курса мы не свернули: урожайность все ниже, себестоимость все выше. Первые, еще предварительные, торги на биржах показали, что пшеница третьего класса идет по цене до 350 гривен за тонну, а значит, либо вырастут цены на хлеб и хлебобулочные изделия (и не на пять процентов), либо бюджет в очередной раз подломится от непредвиденных расходов на искусственное снижение этих самых цен. Спор хрена с редькой...

На этом безрадостном фоне привычные бумажные баталии (удесятеренные предвыборной кампанией) о судьбе земельной реформы приобретают особую злободневность и остроту. В ход идут аргументы разного калибра и убойной силы, диапазон мнений представлен самый широкий - от стратегических (реформа нужна - реформа не нужна) до тактических (реформа идет «туда» - «не туда», быстро - медленно, умно - глупо и т. д.). Ни в коей мере не посягая на столь впечатляющий охват проблемы, думаю, будет нелишним, если уж пользоваться и дальше штабным лексиконом, провести рекогносцировку на местности и, прежде всего, ответить на вопрос, что видим мы вокруг?

А видим мы миллионы гектаров сельскохозяйственных угодий, из которых 48 процентов принадлежит государству, а 46 процентов переданы в собственность КСП. Оставшиеся крохи достались фермерам, причем, как ни странно, эффективность использования земель в личных хозяйствах в 4,8 раза выше, чем в коллективных сельскохозяйственных предприятиях и товариществах. Что еще обращает внимание? Что количество убыточных КСП возросло с 24 процентов в 1996 году до 90 процентов хозяйств в 1998 году и что государство списало им долги на сумму 7 млрд. гривен. Пока достаточно цифр, пора уже и задавать вопросы.

В самом деле, если КСП работают убыточно, то зачем их вообще удерживать? Варианты возможных ответов известны: а) в КСП трудятся миллионы граждан и нельзя их взять да и бросить на произвол судьбы; б) без них мы вообще ничего не получим и умрем голодной смертью; в) во всем мире сельское хозяйство - отрасль убыточная и ее приходится дотировать.

Что ж, примем к сведению. Пусть так, если нельзя иначе, но, может быть, работай КСП получше, то и дотировать бы их пришлось поменьше? Ведь и черноземов у нас как-никак 25 процентов от всех мировых запасов, а получаем мы с них 17-24 центнера зерновых с гектара. Во многих хозяйствах нормой становится урожайность зерновых культур 12 - 13 центнеров с гектара. А во Франции всего 2 процента населения заняты в сельском хозяйстве (в Украине - 22,2 процента), при этом давая зерно на экспорт. Думаю, два процента нестарых женщин и мужчин и у нас, при всей нашей бедности, могли бы прокормить и обогреть всю страну. Нет?

Нет! Оказывается, работать лучше КСП не смогут до тех пор, пока не получат (видимо, даром) новую технику, ГСМ, семена, удобрения, гербициды, инсектициды и пр. Вот тогда... Тогда, извините, возникает один наивный вопрос. Неужели, когда КСП получат все, чего желают, колхозники начнут работать так же хорошо, как канадцы или американцы?

А в ответ - тишина...

Продолжим осмотр. Нигде и никогда колхозное хозяйство не было рентабельнее хозяйства фермерского и это хорошо известно даже тому мощному лобби, которое всеми правдами и неправдами держит на плаву дредноут КСП. Значит, разорительные для страны КСП, тем не менее, кому-то выгодны, и если не закрывать глаза, то легко догадаться, кому именно. Агрономенклатуре (80 процентов глав районных администраций - аграрники) нужен внутрихозяйственный (колхозный), а не свободный рынок по той простой причине, что на нем без особых хитростей можно с выгодой распорядиться не только результатами труда колхозников, но и теми авансами, что выбиваются у нищего государства. Верховная Рада простит, правительство спишет.

Подведем итог. Под мощный гул о «святости» земли, вместо цивилизованного открытого рынка земли создается рынок теневой, полукриминальный, неподконтрольный государству. Формируемые этим рынком отношения морально и физически развращают крестьян, питают коррупцию в органах власти и отбрасывают экономику Украины на сотню лет назад. По сути, мы являемся свидетелями того, как из элементов социализма и феодализма рождается причудливая химера хозяйств помещичье-латифундистского типа. Интересно, что заединщиками в создании этого монстра вместе с агрономенклатурой выступают и те, кто на словах борется за права колхозного землепашества - коммунисты всех мастей и названий. Ну да, к диалектике им не привыкать.Выводы, естественно, каждый волен делать сам, но тенденция наметилась и тенденция угрожающая - латиноамериканский путь развития. В том случае, если нас этот путь не устраивает, необходимо ответить на основополагающий вопрос: что делать?

Делать то, что уже давным-давно сделано в Европе, то есть передать землю на правах собственности тем, кто согласен на ней работать и производить сельскохозяйственную продукцию. Захотят новые владельцы образовывать кооперативы и прочие формы коллективного хозяйствования или нет - решать, им, сообразуясь с экономическими резонами. В любом случае это будут другие колхозы и другие колхозники. В свою очередь, новый вид собственности - земля - автоматически вызовет к жизни ипотечные банки, готовые под залог ссужать землевладельцев кредитами. Задача государства же будет заключаться лишь в том, чтобы разработать правила игры, позволяющие и банкам, и фермерам соблюсти свой интерес.

И тогда мы образуем в сельском хозяйстве независимую от чиновников систему кредитования. Хозяин земли сам будет решать, где брать оборотные средства на приобретение топлива, техники, удобрений. Как свидетельствует мировая практика, только на этой основе можно повысить эффективность сельхозпроизводства и благосостояние крестьян.

Собственность на землю позволит Украине стать привлекательной для инвесторов. А это уже развитие не только сельского хозяйства, но и выход из затяжного кризиса.

Появление полновластного собственника земли будет способствовать значительному снижению темпов инфляции национальной валюты, процентных ставок кредитования: деньги расширят свое применение.

Земельная реформа приведет к значительным социальным изменениям. В селе появится средний класс. Люди - владельцы земли и производители подавляющего объема сельхозпродукции. К сожалению, это не стыкуется со взглядами наших «революционеров», так как приведет к значительному уменьшению числа люмпенизированного населения, и крайне левые потеряют социальную базу на селе. Но что поделаешь. К. Маркс когда-то сказал, что нищета порождает только нищету, а мы хотим жить в процветающем государстве.

Конечно, проблемы АПК просто и гладко сразу не решатся, но шаг должен быть сделан. Это шаг в будущее. Боюсь быть пророком, но последняя возможность провести земельную реформу с пользой для страны и ее народа - ноябрь - декабрь текущего года.

Н.Ф. Песоцкий

сентябрь, 1999 г.





13.08.2018
Кем быть?
24.08.2017
КЕМ БЫТЬ?
 
Copyright © 2004-2005
Н.Ф. Песоцкий
Разработка © Reklama.LG.UA
Система © Sanitarium
Главная   ¤   Общественная деятельность
Выступления и интервью   ¤   Статьи   ¤   Книги
Открытый разговор   ¤   Ссылки
META - Украина. Украинская поисковая система