ПОИСК:

Выступления и интервью


“Я против того, чтобы Комитет был открытым...”

Николай Песоцкий,

председатель Государственного комитета Украины

по государственному материальному резерву,

о прозрачности работы Госкомрезерва:

Описание
М.Ф. Песоцький

- Говорят, новая метла по-новому метет. Что вы намерены изменить в системе Госкомрезерва?

- С формальной точки зрения структура организована правильно, и менять ее кардинально я бы не хотел. Нужно изменить законодательство, регулирующее вопросы создания и хранения мобилизационного резерва. Во-первых, он не должен быть таким большим. Мы до сих пор ориентируемся на расчеты 20-30-летней давности. С тех пор изменились не только концепция существования государства и его оборонная доктрина, но и сама природа военных конфликтов. Нам нужны резервы на случай возникновения особых ситуаций, прежде всего техногенных катастроф.

Во-вторых, мобрезерв должны создавать и хранить сами предприятия. Наша задача – координировать и контролировать этот процесс.

В-третьих, в бюджете необходимо предусмотреть средства на оплату хранения ресурсов. Однако внести в законодательство поправки удастся, в лучшем случае, только к осени, когда закончатся каникулы и отпуска.

- Как вы оцениваете профессиональный уровень подчиненных? Была ли проведена ротация кадров?

- В первый же день я сменил одного из замов. А профессиональный уровень сотрудников в целом меня устраивает. Расстаемся только с теми, кто не привык работать честно. Таких очень мало.

Кроме того, я заинтересован в повышении заработной платы наших работников. Особенно беспокоит невысокая оплата труда военизированной охраны.

- В системе Госкомрезерва много предприятий, почему вы храните ресурсы на стороне?

- Мобилизационный резерв должен храниться там, где его используют. Это мобилизационное задание, которое дано каждому конкретному предприятию. Другое дело государственный резерв — запасы продовольствия, сырья и материально-технических ресурсов. Действительно, проблема использования предприятий-баз при наличии незаполненных собственных спецпунктов хранения государственного резерва существует давно. Для ее решения составлен план-график перемещения ценностей на базы хранения госрезерва. Однако этот процесс тормозится по причине недостаточности финансов.

Закладка материальных ценностей, в частности сливочного масла и зерна нового урожая, будет осуществляться исключительно на предприятиях системы Госкомрезерва.

Всего у нас 3,5 тыс. хранителей, и только 44 предприятия из них находятся в подчинении Комитета.

- Стремитесь ли вы к расширению?

- Да. В каждой области должен быть хлебокомбинат Госкомрезерва. Их нет еще в АР Крым, Житомирской, Винницкой и Черновицкой областях. Очень слабый комбинат в Луганской области. В случае необходимости хлеб, топливо или другие ресурсы привлекаются в эти области из соседних регионов, которые этим очень недовольны. Каждый губернатор должен понять, что в его интересах иметь на своей территории крупный хлебокомбинат системы Госкомрезерва.

- Какова сейчас структура Комитета? Сколько предприятий входит в его состав?

- Работаем мы довольно прозрачно, но статистику все-таки оставим вне обозрения. Зачем говорить о том, какова структура госрезерва или сколько зерна мы "выбросили" на рынок в апреле, мае и т.д. У меня нет цели давать возможность всем желающим зарабатывать на этой информации.

- Прибыльны ли хлебоперерабатывающие предприятия, входящие в систему Госкомрезерва?

- Да. Наши предприятия работают лучше, чем частники. На них сохранилась финансовая устойчивость и работоспособность. То, что произошло с хлебокомбинатами ГАК "Хлеб Украины", нас миновало.

- Какова ситуация с долгами Госкомрезерва?

- Дебиторская задолженность предприятий Госкомрезерва составляет 3,2 млрд. грн., а кредиторская – около 500 млн. грн., в основном это долги за ответственное хранение. Остальной долг реструктуризирован.

- Как у вас складываются отношения с ГАК "Хлеб Украины"?

- Мы создали две рабочие комиссии – в Госкомрезерве и в ГАК "Хлеб Украины" – по решению проблемы долгов компании перед нами. Она должна Комитету около 267 млн. грн., а со штрафными санкциями – 1,5 млрд. грн.

ГАК предлагает нам хранить зерно на их предприятиях. Им это было бы выгодно. Комбинаты компании смогли бы перерабатывать зерно на муку и получать прибыль. Но у нас на это нет бюджетных средств.

- Как вы решаете вопросы собственных долгов?

- Кредиторская задолженность возникла не по нашей вине. Скажем, долги за хранение... Решить этот вопрос поможет постановление Кабинета министров о направлении части средств из специального фонда Госкомрезерва на расчеты с ответственными хранителями. Эта мера позволит предотвратить парализацию деятельности Комитета и убытки в результате судебных взысканий.

Закупив зерно нового урожая, часть старого мы будем предлагать хранителям на переработку и реализацию. Полученную от этого прибыль направим на погашение задолженности. Для решения долговых проблем мы привлекаем средства, полученные от возврата долгов. Частенько приходится судиться. Каждую неделю ведется до ста дел.

Но главное, мы просим предусмотреть в бюджете следующего года 195 млн. грн. на закупки и оплату услуг хранителей. В течение 13 лет Госкомрезерв мог рассчитывать только на собственные ресурсы. Дальше так продолжаться не может. Госкомрезерв не бездонный.

- По каким схемам вы ведете закупки, в частности зерна?

- Мы используем традиционные схемы. Приобретаем зерно на хлебных комбинатах и сразу оплачиваем. Покупку и продажу производим на основе конкурса. На конкурсах – продаем, на тендерах – покупаем.

- Считаете ли вы рациональным вести закупки через ГАК "Хлеб Украины"?

- Нет. В этом году цены на зерно будут высокими, учитывая неудовлетворительные прогнозы нового урожая. К январю они достигнут пиковой отметки.

Самортизировать ценовой удар можно через интервенцию на рынке зерна. На это способен только Госкомрезерв. ГАК "Хлеб Украины", как и любое другое предприятие, заинтересована в получении прибыли. Эта компания будет стремиться продать хлеб с выгодой. Не исключено, что зерно, как это уже нередко бывало, уйдет за границу. Мы же будем продавать хлеб только на внутреннем рынке, действуя по указанию правительства. Согласитесь, вполне естественно, что я лоббирую его интересы.

- Насколько целесообразно кредитование под залог будущего урожая?

- Не дай Бог таких кредитов. Займы обычно не возвращают.

- Рассматриваете ли вы возможность работы с коммерческими банками?

- Нет. У нас нет собственности, которую можно заложить. На отчуждение государственной собственности наложен мораторий.

- В каких объемах планируются закупки зерна в этом году?

- В абсолютных цифрах я их вам никогда не назову. Но на это будет выделено в 4 раза больше средств, чем в прошлом году.

- Но назывались конкретные цифры...

- Кто и что называл, я не знаю. Как ответственный человек, говорю: в 4 раза, значит, в 4 раза. Сейчас вам никто не скажет, какой будет стоимость зерна. Если бы я знал, то просчитал бы количественные показатели.

- Но у вас же есть представление о том, сколько государству нужно для интервенций?

- Да, конечно.

- Поделитесь цифрами?

- Не могу. Я отвечаю за государственные цены и государственные интересы.

- Вы добиваетесь, чтобы шаги Госкомрезерва не поддавались точным расчетам?

- Я исхожу из государственных интересов и против того, чтобы наш Комитет был открытым игроком.

- Когда будут объявлены закупочные цены на зерно нового урожая?

- На тендере в июле, перед уборкой урожая. Мы не можем диктовать цены, поэтому будем руководствоваться ситуацией на рынке.

- Продавалось ли весной зерно?

- Нет. Продавали муку. Такое решение приняло правительство, чтобы избежать спекуляций зерном.

- Ощущаете ли вы давление со стороны власти или коммерческих структур?

- Я ощущаю лишь естественный интерес к Госкомрезерву со стороны производственных структур.

- Как у вас складываются отношения с контролирующими органами?

- Они всегда нас проверяют. Особенно налоговая, ведь мы являемся плательщиками НДС. С его возвратом oгромные проблемы. Наши скромные ресурсы вымываются.

- Требуют ли от вас перечислять часть прибыли в бюджет?

- Госкомрезерв является центральным органом исполнительной власти, т.е. неприбыльной организацией. Ну как может образоваться прибыль, когда мы мясо закладываем, а потом реализуем его через 16 месяцев. Происходит усушка, утряска... Хранение забирает много средств...

Но, согласно Закону о Госбюджете, Госкомрезерв ежегодно перечисляет в него определенную сумму. В 2002 году Комитет перечислил, как и планировалось, 50 млн. грн. В Госбюджете на 2003 год зафиксирована такая же цифра.

Бизнес, № 23 (542), 09 июня 2003 г.





13.08.2018
Кем быть?
24.08.2017
КЕМ БЫТЬ?
 
Copyright © 2004-2005
Н.Ф. Песоцкий
Разработка © Reklama.LG.UA
Система © Sanitarium
Главная   ¤   Общественная деятельность
Выступления и интервью   ¤   Статьи   ¤   Книги
Открытый разговор   ¤   Ссылки
META - Украина. Украинская поисковая система